Press about us

Interview by Dmitry Dmitriev, global head of research at VTB Capital for Rossia 24

13 July 2017
Rossia24
Россия 24 Экономика. Курс дня

ВЕДУЩИЙ: Ну что ж, теперь продолжим разговор о российской финансовой системе, о финансовом секторе с руководителем аналитического департамента ВТБ Капитала Дмитрием Дмитриевым. Дмитрий, добрый вечер.

Дмитрий ДМИТРИЕВ, руководитель аналитического департамента ВТБ Капитал: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Начнем, наверное, всё-таки с внутренних событий, потому что последние новости из банковского сектора заставили, честно говоря, напрячься очень многих. Снова встал вопрос в полный рост об устойчивости банковской системы. Ну если шире говорить, финансовой системы России. Что происходит в банковском секторе, насколько ситуации с отдельными банками, тоже крупными, которые входят в первую тридцатку, может говорить нам что-то о банковской системе России в целом.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Я бы здесь разделил два вопроса. Первый вопрос - устойчивость банковской системы, здесь, мне кажется, этот год мы вошли и его проходим, в общем, в довольно неплохой ситуации.  Банки оправились после шока 14-15 года, нормализуется маржа процентная, нормализуется кое-где, даже улучшается качество активов. Возможно, не хватает роста, действительно, реальная экономика пока не предъявляет достаточного спроса на банковские ресурсы. Но с точки зрения рисков банка, наоборот, сейчас как бы аккумулируется капитал, они не берут излишние риски просто потому, что эти риски к ним не приходят. И система в целом, если говорить о какой-то средней температуре по больнице, хорошо капитализирована, достаточно ликвидна и каких-то проблем я не вижу. Другое дело, что мы говорим, если говорить о среднем, в другом об отдельных историях, отдельных случаях отдельных банков. Здесь мы видим, что Центральный банк проводит достаточно последовательную политику. За год примерно 100 лицензий отзывается. Вопрос, можно ли больше? Наверное, можно, но надо понимать, что отзыв каждой лицензии, особенно если говорим о крупных банках, достаточно ответственное решение. Оно должно быть продумано, взвешено, ситуация проанализирована. Поэтому вот мы имеем то, что имеем. Действительно, в системе пока еще сохраняется какое-то количество банков, к которым есть вопросы. Причем вопросы не только даже сколько их рисковая или не рисковая финансовая политика, зачастую это просто соответствии закона о банковской деятельности иногда и административного Уголовного кодекса.

ВЕДУЩИЙ: Ну так получилось, что просто на фоне отзывов лицензий, вот этот случай с Югрой, речь в последние дни идет в основном о банке Югра. Он ведь не укладывается в эту общую линейку. Во-первых, еще не было отзыва лицензии, надеемся его не будет, потому что есть много способов решить эту проблему. Мы, правда, не очень понимаем, насколько она большая. По тем скупым комментариям Центрального банка, и почему они скупые тоже понять можно, и раскачивать лодку не очень хорошо. Центральный банк и говорит, чтобы там есть признаки определённых финансовых махинаций. С точки зрения ну вот такой финансово-банковской такой алхимии что ли. Насколько это типичная ситуация для банковского сектора? Те прибыли, те уровни достаточности капитала, которые требуют от банков показать, желательно чтобы они показывали, достигаются естественным образом, или несколько искусственным. Если такое понимание, это говорит о здоровье или нездоровье банковской системы российской?

Дмитрий ДМИТРИЕВ:  Да, конечно, те требования, которые выполняет Центральный банк, они формально соблюдаются всеми банками. Ну когда Центральный банк сейчас разбирается более детально, да, сейчас мы увидим, что в Центральном банке каждый год качество надзора увеличивается в разы. То есть раньше мы говорили о чисто формалистическом подходе, который было довольно легко обойти каким-то надуванием капитала, какими-то сомнительными операциями, это сейчас это становится делать все труднее и труднее. Банкам приходится, плохим банкам, скажем так, приходится быть всё более изобретателями, но это как, это происходит во всём мире. Здесь мы не исключение, во всём мире Центральный банк ужесточает регулирование, делает более дотошным, более скрупулезным. Соответственно, отдельные банки, отдельные бизнесмены пытаются эти ограничения обойти.

ВЕДУЩИЙ: Уточняющий вопрос задам, в тридцатке крупнейших банков есть ещё, скажем так, вот лагуны или темные места? Как вы думаете? Насколько это корректно об этом говорить?

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Я думаю, что нет. Я думаю, что есть банки, которые ведут достаточно рискованную политику. И если мы, система столкнется с каким-то очередным, можно говорить, очередным, потому что их видели несколько, даже в современной истории, очередным шоком, то вот наиболее слабые игроки, конечно, покажут плохие результаты в них, возможно, снизится достаточность капитала до предельных уровней, и так далее. Но, честно говоря, подозревать что какие-то еще банки могут заниматься откровенными махинациями, нарушениями, оснований у меня нет.

ВЕДУЩИЙ: Говоря о финансовом секторе России в целом, здесь насколько ситуация сложна или может быть оборот достаточно типично для похожих экономик, для похожих финансовых секторов в других странах? Поскольку все-таки мы находимся в не очень простой ситуации с точки зрения не политического контекста, есть определённые ограничения. Ну и с точки зрения конъюнктуры рыночной, всё-таки зависимость российской экономики от сырья, от того, что происходит на внешних рынках и достаточно сильна, несмотря на то, что время от времени она то слабее, то сильнее. И возникает вопрос есть ли опасность, несмотря на все действия российского ЦБ и российского Минфина. Есть ли повод беспокоиться за финансовый сектор?

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Финансовый сектор на то и финансовый сектор, чтобы всегда о нем беспокоиться. Финансовый сектор отличается тем, что это с одной стороны, некий каркас, скелет, который держит всю экономику. С другой стороны, это бизнес, который очень сильно зависит от состояния самой экономики. Потому что, условно говоря, банк может стать предприятием с огромным, огромным долгом. Соответственно, как только начинают расти ставки, как только ты перестаешь мощно долг рефинансировать, у тебя начинаются проблемы. И в банках они как правило, проявляются в первую очередь. Точно также, когда происходит рост, банки это первые, кто от роста выигрывает. Сейчас у нас несколько парадоксальная ситуации, когда в экономике рост где-то слабый, где-то сильный уже потихонечку начинается и экономика нащупывает вот точки роста местами. Но при этом банковский сектор пока на мой взгляд, и банковский, и финансовый в целом, не так сильно в этом задействован как мог бы, и как мы видели в предыдущие кредитные циклы. И здесь мне кажется, мы с точки зрения регулятора, с точки зрения денежных властей, мы пытаемся найти баланс между краткосрочными какими-то успехами. Да, можно сейчас действительно, резко снизить ставку, очень быстро раздуть баланс. И фундаментом для какого-то более долгосрочного экономического роста, для роста, который опирался бы на какие-то более долгосрочные инвестиционные циклы, на развитие промышленности, на развитие производства, рост производительности труда, а не чистого такие финансовые притоки, оттоки капитала, которые можно быстро оседлать, но они так же быстро могут сойти на нет.

ВЕДУЩИЙ: Ну есть объективные и есть такие субъективные моменты, когда мы говорим о влиянии внешних факторов. Одним из таких субъективных таких моментов является вопрос санкций. Потому что мы можем сколько угодно апеллировать к логике процессов и так далее. Ну вот американские законодатели сказали, что видимо будут дальше давить на Россию при помощи ужесточения санкций. Санкции затрагивают или будут затрагивать, надеемся, что действительно они будут не такими жесткими или их вообще не будет. Финансовый сектор, во всяком случае, в тех проектах, которые публикуются и возникает вопрос. Вот к таким субъективным возможным шокам мы готовы? Потому что плавающий курс рубля, снижение зависимости от цен на нефть российского бюджета, это всё правильное действие и Минфин, и ЦБ действуют  в нужном направлении,  когда мы говорим о нормальной ситуации для развивающихся экономик. Вот эти субъективные факторы помогают нам могут, могут нам сильно навредить?

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Навредить они, конечно, могут. Потому что санкции, это очень широкий диапазон. Например, для разных стран мы видим, что теоретически эти санкции могут принимать достаточно жесткие и серьёзные формы. Но, к сожалению, в отличие от действительно, колебаний мировой конъюнктуры, колебаний цен на нефть, колебаний в процентных ставок, поток капитала, от политических рисков их во-первых, всегда очень трудно прочитать.

ВЕДУЩИЙ: Это правда.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: И от них практически невозможно защититься, хотя надо отдать должное, определенные шаги предпринимаются с точки зрения развития финансовой структуры, я считаю, что сейчас она гораздо более независима от мировой финансовой структуры. Мы построили, ну, скажем так, теперь на Российской бирже можем размещать практически те же инструменты, российские компании этим пользуются. Мы создали внутреннюю платежную систему, поэтому в каком-то смысле мы защищены от мировых процессов больше.

ВЕДУЩИЙ: И защищаемся.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: И защищаемся. Другое дело, что с точки зрения логики и мировой экономики, и мировой финансовой системы, в русле договоренностей. которые были достигнуты после мирового финансового кризиса, конечно построение каких-то обособленных импортозамещенных зон, отделенных от мировой финансовой системы, это вещь потенциально опасная для всех. Это создание каких-то зон, где действуют, условно говоря, другие законы.

ВЕДУЩИЙ: Правила и правила.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Барьера для капитала, если создаешь какой-то барьер, то неизбежно где-то надуваются пузыри. Поэтому в этом плане это, конечно, с точки зрения мировой, развития мировой экономики, этот путь контрпродуктивный, но к сожалению, не он нам, не мы его выбрали. Мы вынуждены, условно говоря, защищаться.

ВЕДУЩИЙ: Долговой рынок российский, насколько особенно, если мы говорим о той части, которая сейчас принадлежит нерезидентам. Насколько здесь ситуация надёжна. Опять же, не дай Бог санкции, не дай Бог какие-то изменения конъюнктуры. Доля нерезидентов на российском долговом рынке, и наша зависимость от этого.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Надо понимать, что, когда наши партнеры вводят санкции, они, конечно, просчитывают последствия. Я с очень большим трудом себе представляю, что возможно наложение санкций на суверенный российский долг, тем более на тот, который уже выпущен. Это противоречит каким-то базовым основам экономики, капитализма и прочего, прочего.

ВЕДУЩИЙ: Говорите вы как экономист.

Дмитрий ДМИТРИЕВ:  Да.

ВЕДУЩИЙ: Это я намекаю на то, что принимают решение политики.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Тем не менее, политики должны слушать своих экономистов, свои банки, свои финансовые круги. Это неизбежно. Поэтому всё-таки, когда выбирается это оружие для нанесения секционных ударов, он все-таки выбирается так, чтобы самих себя не очень затронуть.

ВЕДУЩИЙ: Дмитрий, спасибо вам большое.

Дмитрий ДМИТРИЕВ: Спасибо.

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100