Press about us

Interview by Oleg Pankratov, Head of Infrastructure Capital and Project Finance at VTB Capital, for Business FM

10 June 2019
Business FM

Северная столица остаётся признанным лидером по количеству знаковых проектов в формате государственно-частного партнерства. Об этом говорили на Петербургском международном экономическом форуме, программа которого во многом была посвящена механизмам ГЧП. О трендах на этом рынке, критериях, на основе которых происходит выбор проектов, и конкуренции среди инвесторов – в интервью моего коллеги Максима Морозова с руководителем департамента финансирования инфраструктуры «ВТБ Капитал» Олегом Панкратовым.

ВЕДУЩИЙ: Какие мероприятия, какие панельные сессии, которые вам удалось посетить, действительно отвечают веяниям времени?

Олег ПАНКРАТОВ: Я считаю, что в этом году форум удался, особенно порадовала санкт-петербургская погода. Что касается самого содержания и наполнения, очень много было подписаний в этом году - ощущение такое, что больше, чем, когда бы то ни было. Мы подписали пару важных соглашений, приобретение доли в мосте через реку Пур, и также подписали соглашение, наша дочерняя компания, "Магистраль Северной столицы", подписала соглашение с Санкт-Петербургом о строительстве Витебской развязки.

ВЕДУЩИЙ: Поподробнее об этом проекте расскажите.

Олег ПАНКРАТОВ: Соглашение, на самом деле, закладывает в себя дорожную карту по развитию Витебской развязки, то есть это новая развязка, которая потом в конце концов будет примыкать к так называемое Восточному скоростному диаметру, или широтная магистраль скоростного движения, как она сейчас называется. В общем, закладывается фундамент для этого строительства. Город сейчас начнет проектирование, будет готовить территорию строительства, и ожидаем, что уже в ближайшем будущем начнем строительство.

ВЕДУЩИЙ: Время, деньги, инвестиции и так далее.

Олег ПАНКРАТОВ: Параметры есть. Пока о них говорить рано, почему - потому что, прежде всего, надо закончить проектирование - тогда мы точно сможем сказать, какова стоимость, когда появится смета, и сможем сказать точно, сколько времени это займет. Думаю, что в этом году сможем об этом сказать.

ВЕДУЩИЙ: Поделитесь, пожалуйста, секретами внутренней кухни - вообще, по каким критериям ВТБ оценивает те проекты, куда входит со своим капиталом?

Олег ПАНКРАТОВ: Секреты, они известны, все есть в учебниках корпоративных финансов. В инфраструктурах проектах нас, прежде всего, привлекает их надежность. Во вторую очередь их доходность - проекты не такие доходные. Как операции с акциями, но, кстати, долго окупаемые. Меня всегда спрашивают о сроке окупаемости - как правило, в наших проектах они больше 10 лет, но главный критерий - это надежность проекта, и, как правило, инфраструктурные проекты, являющиеся естественными монополиями, квази-монополиями - такими характеристиками, как правило, обладают: они и надежны в плане долгосрочной устойчивости к стрессам.

ВЕДУЩИЙ: Как бы вы в целом охарактеризовали качество инфраструктурных проектов, которые реализуются в последние - на перспективу, 2, 5, 10 лет? Как меняется их качество?

Олег ПАНКРАТОВ: Я бы сказал, что качество улучшается. ВТБ Капитал присутствует на инфраструктурном рынке 12 лет - в принципе, рынок начался в 2005 году, когда был принят закон о концессии - то есть для России это абсолютно новый рынок, ему 14 лет только в этом году исполнится. Качество, безусловно, улучшается - были первые проекты, были пионерами, учились, разбирались. На сегодняшний день в России несколько очень сильных команд, которые могут как со стороны государства готовить проекты, так и со стороны инвесторов, потому что один из ведущих игроков, но есть и другие игроки, которые тоже успешно реализуют проекты, поэтому могу сказать, что на сегодняшний день этот диалог между бизнесом и государством, он гораздо лучше, что-то слышит государство, где-то государство говорит, что какие-то риски я принимать не могу, перекладывает его на частный сектор, поэтому, с моей точки зрения, наверное, хотелось бы еще больше проектов чтобы были, качественные проекты.

ВЕДУЩИЙ: В этом смысле как будут развиваться проекты ГЧП, проекты концессий, в каких направлениях, какие регионы-лидеры вы могли бы назвать?

Олег ПАНКРАТОВ: В России лидер, безусловно, является Санкт-Петербург, а он, имея эту пальму первенства, с самого начала, если говорить о регионе. Если говорить о направлениях деятельности, то в принципе, в России всегда лидировала транспортная отрасль, в последнее время очень много чего делалось с платными дорогами. Если говорить, что какие концеденты или какие государственные образования всегда лидировали, это, во-первых, я сказал Санкт-Петербург, во-вторых. Автодор, где очень много реализуется в области строительства платных дорог. Считаю, что платные дороги останутся привлекательной инвестицией в ближайшем будущем, платные дороги - это наилучший способ пытаться окупить хотя бы часть вложенных денег. Также в последнее время много идет разговора о конкретных делах в области железных дорог, поэтому, безусловно, мы увидим мега-проекты в железных дорогах, в портах в последнее время появилось определенное движение.

ВЕДУЩИЙ: Некоторые эксперты говорят о сравнительной непрозрачности некоторых проектов ГЧП. Как вам кажется, в каком направлении здесь будут развиваться коллеги, все те, кто работают сейчас на рынке, почему прозрачность в проектах ГЧП, в проектах концессии принципиально важна?

Олег ПАНКРАТОВ: Я, наверное, не разделяю мнение, что проекты ГЧП непрозрачны. Все проекты ГЧП, в которых мы участвуем, и не было пока у нас ни одного проекта, где бы проект нам каким-то образом достался, или по постановлению правительства был нам передан - даже в ситуации, когда действует так называемая частная концессионная инициатива, когда конкурс может не проводиться, тот участник, который хочет заявить о частной концессионной инициативе, обязан полностью опубликовать свои предложение, обязан полностью опубликовать проект концессионного соглашения. Что касается конкурсов, тендеров - это все можно смотреть по интернету, это все видно, что там происходит, какая конкурсная документация. Документация сложная, как правило, требуется эксперт, чтобы разобраться. Я эту проблему как таковую не вижу - прозрачность существует, единственное, что, может быть, в мега-проектах всегда какие-то задеваются интересы, мы помним всю эту историю с Химкинским лесом, которая в свое время вызвала огромный общественный резонанс. Конечно, с этим надо работать, к этому надо готовиться, власти в том числе, частному инвестору, которые там участвуют, предвидеть подобного рода события, обсуждать, слушать общественное мнение, где-то может, принимать другие решения. Впрочем, это правда, для любых проектов, а не только для проектов государственно-частного партнерства.

Олег ПАНКРАТОВ: С реальной стоимостью объекта, дальше финансирование, здесь финансирующая организация может заработать на разнице между привлечением средств и выдачей средств в проект; ну и третье - это эксплуатация, где также подрядчик эксплуатационный может за эксплуатационную стоимость определённую моржу. Могу сказать, что в капитале на сегодняшний день - и создали, во-первых, компанию, которая называется "Пуск" это наша 100% дочка, которая надзорная компания за строительством, то есть мы можем руководить, участвовать в строительных проектах любой сложности - это что касается строительной части. Что касается финансирующей организации, банк, безусловно, готов финансировать очень крупные проекты, также мы готовы участвовать и в собственном капитале таких проектов, что мы и делали - в проектах Пулково, проектах Звезда - в принципе, мы инвесторы нас сегодняшний день 10 различных проектов по всей России. (нрзб) компания, называется "Оператор скоростных автомагистралей", которая умеет управлять платными дорогами.

ВЕДУЩИЙ: Концессия, ГЧП в западном мире существует уже десятки, если не сотни лет -мы изобретаем велосипед, либо мы идем, все-таки ориентируемся на примеры? На какие практики мы ориентируемся?

Олег ПАНКРАТОВ: До этого я работал в Европе, и как раз очень много специализировался на государственно-частном партнерстве. Что я могу сказать: изобрести велосипед, где-то мы берем из мирового опыта - я бы сказал, на 80-90% то, что делается, это почерпнуто нами из мирового опыта. Но что-то делаем сами, у нас особая система законодательства, например, в Англии вообще не существует закона о государственно-частном партнерстве, закона о концессиях: социальные законы таковы, что они позволяют входить в такие сделки. Но в России есть законы и у концессии, у государственно-частного партнерства. В любом случае во многом тот мировой опыт, который есть, он переносится с государственных чиновников - ездили, учились, что-то есть международные компании, такие, как (нрзб), ПМГ, которые в нашем рынке участвуют, помогают структурировать проекты - они имеют огромный опыт, они работают по всему миру. Интересно мы делали год назад сравнение российского опыта ГЧП с США, потому что Канада на сегодняшний день, наверное, лидер, государственно-частное партнерство у нее очень развито, они начали, может быть, на 5 лет раньше, чем Россия, (нрзб) о 20 годах, и мы смотрели, пришли к выводу, что немножко у них больше сделок, но в принципе, по развитости рынка они примерно там же, где и мы - я говорю о крупных проектах, наверное, мы более развитые. Крупных проектов очень похожи на нас, сделка с аэропортом Пулково, когда мы продали часть доли в QIA Катарскому инвестиционному фонду, когда мы продали часть доли консорциуму РФПИ - это была первая вторичная (нрзб) другие сделки, и примерно в это же время в США происходили первые сделки с ГЧП. Точно также, у них похоже очень на наш облигационной рынок, который у нас недавно начал. Интересно, что здесь две бывшие супердержавы очень похожи.

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100