Press about us

18 June 2015
О работе с европейскими и азиатскими инвесторами и общении с ними на ПМЭФ-2015 в интервью Business FM рассказал Председатель Правления ЗАО «Холдинг ВТБ Капитал» Алексей Яковицкий.
Первых лиц иностранных компаний на экономическом форуме в Санкт-Петербурге в этот раз больше, чем когда-либо. Об этом рассказал в интервью Business FM в ходе Международного экономического форума в Петербурге Председатель Правления ЗАО «Холдинг ВТБ Капитал» Алексей Яковицкий. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.
Ведущий: В преддверии Форума мы даже специальную тему сделали — «Место встречи изменить нельзя». Целому ряду иностранных компаний приехать сложно, но не приехать тоже сложно. В прошлом году количество было больше, с одной стороны, но качество было ниже — многие компании прислали вторых лиц. У вас большой список встреч, поэтому поделитесь впечатлениями, по сравнению с прошлым годом как здесь?
Алексей Яковицкий: В этом году иностранцев больше и больше первых лиц. Опять же традиционно на форуме всегда представлены иностранные компании на самом-самом высоком уровне. С каждым годом нарастает количество компаний, инвесторов с восточных рынков, из Азии. Это даже видно, просто пройдясь по павильону форума.
В прошлом году все равно европейцев и американцев было в два раза больше, чем азиатов.
Алексей Яковицкий: Это нормально.
Ведущий: А в этом году практически 50/50. Есть какие-то новые, важные и серьезные лица, на которых нам стоит обратить внимание?
Алексей Яковицкий: Математика, которую вы привели, на самом деле довольно репрезентативная. В прошлом году в Форуме приняло участие в два раза больше представителей из Европы и Америки, чем из Азии, а в этом году уже примерно 50/50 между Западом и Востоком. Это как раз иллюстрирует то, о чем мы говорили: приток интереса, денег, сделок «живых» реальных проектов с Востока, прежде всего из Китая. Так что это, в принципе, такой индикатор. Такой процент азиатских инвесторов на форуме — это очень хорошая статистика.
Ведущий: Это по предварительным подсчетам, результаты не подведены.
Алексей Яковицкий: Тем не менее, я это вижу, просто ходя по павильонам форума и встречаясь с людьми.
Ведущий: С точки зрения прогнозов по бизнесу, ориентации на те или иные активы, на те или иные валюты, какое влияние греческий вопрос все-таки окажет на бизнес как таковой ближайшие две недели.
Алексей Яковицкий: Все, что мы наблюдаем в публичной сфере на эту тему, это часть переговорного процесса. Переговоры все равно продолжаются и при всей жесткости позиции в итоге все договорятся. Сейчас наблюдатели в основном думают по-другому.
Ведущий: Если посмотреть на Грецию, те механизмы, которые кредиторы (МВФ, Еврокомиссия) предлагают, в моих глазах выглядят так: с каждым годом Греции приходится сокращать еще больше свои расходы, 25% бюджета у них уходит на погашение процентов, а не основного тела долга, идет такая спираль сокращения ВВП, и поэтому через год опять к ним придут и скажут, что опять не хватает на проценты, опять надо сокращать расходы. Допустим, сейчас договорятся, ведь звучали такие прогнозы 5 лет назад, 3 года назад, что лучше эту страну выпускать из еврозоны и решать этот вопрос. А конечная точка есть у этого пути, на ваш взгляд?
Алексей Яковицкий: На мой взгляд, долговая нагрузка непосильна, и то, что она в любом случае будет каким-то образом реструктуризирована, не вызывает сомнений, это просто математика. Это не означает выход из еврозоны. Я, например, считаю, что выход из еврозоны — это очень маловероятное событие.
Ведущий: ВТБ Капитал, прежде всего, инвестиционная структура. Хотя бы в двух словах, за этот год что изменилось у ВТБ Капитал? Мы знаем ваши основные публичные сферы активности: у вас крупные покупки, у вас большое количество проектов по ГЧП (государственно-частное партнерство), которое вы обслуживаете и финансируете внутри страны. Как складываются дела в международной деятельности?
Алексей Яковицкий: Как инвестиционный бизнес Группы ВТБ, ВТБ Капитал обладает набором продуктовых предложений, которые актуальны всегда. Естественно, на разных этапах бизнес-цикла разные продукты востребованы по-разному. Поэтому мы себя чувствуем очень комфортно, в центре событий. Есть бизнесы, которые очень хорошо двигаются вперед, на эти продукты огромный спрос, и это, опять же, связано с теми явлениями, которые мы сейчас наблюдаем на рынке с повышенной волатильностью, с ограниченным доступом к западным рынкам, с пока еще недостаточно большим доступом на альтернативные рынки капитала. С другой стороны, есть продукты, которые были более актуальны, а сейчас неким образом сократились. Но мы и их сохраняем.
Ведущий: Раньше одним из важных направлений деятельности всего российского финансового сектора было привлечение западных денег в разных формах: что IPO, что размещение акций, что размещение облигаций, синдицированные кредиты и т.д. Одна из главных компетенций — привлечение западных денег в российские компании. Сейчас этот процесс, я думаю, замер, а что пришло ему на смену?
Алексей Яковицкий: Я не согласен с тезисом «замер», я соглашусь с тезисом «сильно сократился», и даже слово «сильно» можно как-то оцифровывать и спорить, насколько это сильно.
Ведущий: А можете оцифровать примерно?
Алексей Яковицкий: Оцифровывать в больших цифрах не стану, но скажу, что мы сделали сделки на рынке акций на сотни миллионов долларов в этом году, на очень, на наш взгляд, хороших условиях, с очень серьезными западными инвесторами. Даже скажу более иронично: в этих сделках американцев было больше, чем когда-либо. Причем в большинстве это долгосрочные портфельные инвесторы. Поэтому сказать, что все замерло, невозможно. Это направление сохраняется, оно остается актуальным, и оно еще получит абсолютно новую жизнь, в этом я не сомневаюсь. Безусловно, мы переориентируемся и сейчас бросаем много ресурсов на восточное, азиатское, направление. Я думаю, что вы в ближайшее время услышите о хороших сделках. Поэтому актуальность международного присутствия Группы и международного присутствия ВТБ Капитал как никогда высока, потому что происходит некоторая переориентация.
Ведущий: Я вам тогда цифры подброшу кое-какие. Мы неожиданно обнаружили, да и не мы одни, это Bloomberg написал: самым выгодным инвестиционным рынком с января по март оказался индекс РТС, который вырос на 36%, причем это в валюте, то есть захеджирован валютным риском, да еще с такой доходностью. Но при этом рынок был очень узким, хотя отметили, что иностранный инвестор на него пришел. Оцените в целом ситуацию вокруг российского фондового рынка с точки зрения его перспектив. Уверенности в том, что дальше он не отскочит обратно на треть, тоже нет ни у кого. Рынок узкий, тем не менее, иностранный инвестор этим воспользовался. Не знаю, воспользовался ли внутренний инвестор этим.
Алексей Яковицкий: Безусловно, внутренний инвестор тоже не остался в стороне. То, что вы описали, подтверждает мои слова: рынок абсолютно «живой» и функционирующий. Произошло некоторое улучшение, укрепление национальной валюты, некая стабилизация, рынок на это моментально отреагировал. Я вам больше скажу, разговаривая опять же с американскими инвесторами, невольно обращаешь внимание, что у них очень много позитива. Как только будет достаточно критической массы показателей: макроэкономических, геополитических, которые будут говорить о том, что условия для скачка на рынке есть, вы увидите.
Ведущий: Может быть он уже исчерпан? 36% восстановительного роста проскочили.
Алексей Яковицкий: Я думаю, что нет.
Ведущий: А с чего ему расти, у нас падает производство.
Алексей Яковицкий: Я думаю, что это не восстановительный рост. Просто был некий очень сильный шок на рынке, естественно, он отразился на фондовом рынке. Как только этот шок прошел, и рубль несколько укрепился, и ситуация в целом стабилизировалась, рынок это отыграл. Еще сложно говорить, в каком месяце и даже квартале это произойдет. Мы проходим или он уже пройден, или мы уже почти прошли, или мы начнем сейчас проходить дно кризиса, и рынок еще не отыграл начало восстановления экономического роста. Люди будут инвестировать в рост. Как только он начнет возвращаться, учитывая недооцененность наших активов, вы увидите поток инвесторов. Падение интересов к нашей стране началось до геополитических событий, это было связано с замедлением роста. Почему не было такого катастрофического падения рынка, которое мы наблюдали в 2008-2009 годах? Рынок не был перегрет. Поэтому, я думаю, что рынок не отыграл еще то восстановление экономики, которое начнется неизбежно.
Ведущий: Цифры по промпроизводству за апрель, за май, которые хуже официальных прогнозов, вас не тревожат? Что на самом деле не произойдет, что мы во втором квартале достигнем дна, а потом начнется рост и что у нас другая может быть конфигурация всего этого кризиса?
Алексей Яковицкий: Сейчас спор сфокусировался на том, какой квартал показал худшие результаты – первый или второй. Если даже окажется, что это третий квартал, это не так страшно для рынка. На мой взгляд, рынок находится настолько на недооцененных уровнях, он настолько узкий, как вы правильно сказали, настолько он недоинвестирован, что любой позитив и даже отсутствие негатива, даже при неизменной геополитике, на мой взгляд, создает хорошие условия для роста. Опять же, он очень узкий, то есть нужно 3-4 американских фонда, 3-4 европейских фонда, которые займут новую какую-то позицию по отношению к российским инвестициям на ближайший год, и это даст эффект на рынке.
Ведущий: Все мы обратили внимание, что капитализация китайского фондового рынка достигла 10 трлн долларов США и стала второй капитализацией в мире — больше Япония, причем за год она выросла более чем вдвое. Почему бы всем инвесторам, российским, бразильским, американским, не продолжать бежать в Китай? Все-таки самый яркий показатель и рыночный итог прошедшего года.
Алексей Яковицкий: Как мы знаем даже из истории российского фондового рынка...
Ведущий: У нас было такое в 2005 году.
Алексей Яковицкий: Все довольно долго «бегут», а потом это очень быстро останавливается. Хотя, естественно, природа инвесторов и глубина финансового рынка Китая более сильные. Здесь важно, что относительно небольшие в глобальном масштабе объемы инвестиций нужны для позитивного тренда на российском фондовом рынке, что продолжающийся интерес в Китае никак на нас не отразится негативно, на мой взгляд.
Ведущий: Центр капитала — все равно Запад, развивающиеся рынки — Китай, Индия, Бразилия, Россия — наши показатели и доля, которую на нас выделяют те фонды, которые работают на emerging markets, какие, если сравнивать?
Алексей Яковицкий: В целом, можно говорить о том, что концепция emerging markets несколько ослабла. Те страны, которые еще 7-10 лет назад называли emerging markets, шли в некой общей обойме, их часто между собой сравнивали, рассматривали сравнительные коэффициенты привлекательности, смотрели на темпы роста, и они друг друга как-то догоняли, инвесторы перекладывали из одного в другой. Даже у стран БРИКС, с точки зрения своих дальнейших путей экономического развития, очень много общего, но они по-разному решают свои структурные вопросы. Если помните, после 2008 года замедлились все, все столкнулись с рядом структурных ограничителей роста.
Ведущий: Тогда закончим темой, что концепция emerging markets распалась. А какая на смену ей пришла?
Алексей Яковицкий: Она не распалась, она несколько ослабла и, возможно, восстановится. Все-таки emerging markets, в том числе, была связана с колоссальным притоком дешевых денег на Западе. Она продолжает быть устроенной по этому подобию, но таких фондов стало несколько меньше. Emerging markets фонды часто объединяются в более крупные. Концепция сохраняется, но в ней появилось намного больше нюансов, просто потому что этот рост, связанный просто с базовым ростом потребления, как в Бразилии, Индии, России, закончился объективно, и все эти страны переходят к более тяжелому инвестиционному типу роста и очень по-разному и в разное время решают эти задачи. Поэтому эта синхронность — вот в Бразилии было вчера, а сегодня будет в России — распалась, поэтому на Россию будут смотреть как на отдельную историю, наверное. Я думаю, Россия превратится в отдельную очень интересную историю на каком-то этапе, и мы увидим приток денег. Западные деньги будут примерно теми же, что и были всегда: довольно краткосрочными и спекулятивными. Это не то, что главная проблема, в этом главная особенность нашего предыдущего иностранного спроса.
Ведущий: А внутренний инвестиционный спрос у нас вырастет или нет? Или пока он тоже сокращается?
Алексей Яковицкий: Размеры пенсионных денег все-таки растут и уже достигают какой-то большой массы. Они неизбежно начинают оказывать влияние на внутренний рынок. Плюс, когда говорят о внутренних инвесторах, говорят же не только о пенсионных деньгах, деньгах страховых компаний, это и просто деньги богатых людей в стране, некие их накопления, которые инвестируются в российский рынок.
Ведущий: Это вопрос какой-то более дальней перспективы. Не скопилось это: ни пенсионные, ни деньги богатых людей…
Алексей Яковицкий: Безусловно. Но если вы посмотрите на размер пенсионных денег 5-6 лет назад и сейчас, все-таки разница колоссальная.
Ведущий: Слава Богу, что систему сохранили. Это ключевое, может быть, решение.
Алексей Яковицкий: Совершенно верно. Это важнейшая вещь, без внутреннего долгого инвестора очень сложно строить устойчивую финансовую систему, и сказать, что прогресса нет, нельзя — прогресс есть. Плюс, азиатские деньги имеют несколько иную природу, они более длинные и ориентированы на долгосрочные проекты, на инфраструктурные проекты, поэтому падение западного интереса, спекулятивного по своей природе, совпадает с изменением модели роста здесь, в России, от потребления инвестиций. Как раз появляются новые источники финансирования. Очень медленно, но появляются. Американские хедж-фонды вам никак не помогут построить мосты и дороги, они, в итоге, очень опосредовано будут играть в этом какую-то роль, создавая некий общий фон и оценку, и повышая эффективность рынка, но, в целом, это другие деньги.
Ведущий: Лозунг момента: от потребления к накоплению и инвестициям.
Алексей Яковицкий: Безусловно. Но для этого цикла нужна масса условий, которые не разрушали бы этот процесс, так что посмотрим, что будет дальше.
Corporate Communications VTB Capital