Press about us

13 December 2013
Базель III: как Центробанку не перестараться с надзором

Ужесточение регулирования может ударить не только по банкам, но и по пионерам сложных бизнес-направлений, таким как деривативная торговля. 

Одним из ответов мировых регуляторов на глобальный кризис стало ужесточение стандартов Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН) в части учета капитала кредитных организаций, так называемый "Базель-III". Это довольно серьезное ужесточение требований к банкам, в очередной раз призванное обеспечить достаточную подушку безопасности для того, чтобы пережить события, подобные событиям 2007-08 гг.

Присутствие "Базель-III" начало ощущаться в России уже в 2013 году, а с нового года вступят в силу еще ряд нормативов. Часто приходится слышать вопрос о том, как соотносятся "протоколы Базельских мудрецов" с нормами домашнего банковского регулирования. Подписавшись под коммюнике встречи министров финансов и управляющих центральными банками стран G-20, российский ЦБ согласился строить национальное банковское регулирование, опираясь на положения исходных документов БКБН Считается, что это со временем позволит российским банкам пройти идентификацию "свой-чужой" у европейских регуляторов. А это, в свою очередь, удешевит стоимость привлечения ресурсов национальными банками и снизит транзакционную стоимость совершения финансовых операций между Россией и развитыми странами.

На практике ЦБ выбирает из документов БКБН всех частей и поколений (Базель-I, Базель-II и т.д.) наиболее актуальные для России элементы и внедряет их с учетом национальной специфики посредством ряда инструкций, положений и обязательных разъяснений.

Проблема, как всегда, в деталях.

Исходный документ БКБН предполагает несколько вариантов расчета профильных рисков кредитной организации (достаточности капитала, структуры акционерного капитала и ликвидности), расположенных по возрастанию сложности применяемых моделей в зависимости от квалификации персонала кредитной организации. В этой статье мы ограничимся описанием управления достаточностью капитала, определяемой по формуле:

Достаточность капитала = капитал/активы, взвешенные с учетом риска 

В большинстве стран совокупная достаточность капитала не должна снижаться ниже 8%, в России - 10%. Это и есть знаменитый аналог норматива Н1.

Справедливости ради нужно отметить, что, несмотря на формально более низкое требование к достаточности капитала, регуляторы стран Евросоюза и Великобритании находят способы убедить подшефные им банки в необходимости более высокого уровня достаточности капитала посредством "неформального диалога".

В целом документы БКБН гармоничны, и на развитых рынках ужесточение требований в очередном стандарте компенсируется, например, возможностью профессионального (мотивированного) суждения о применении разнообразных разумных поблажек.

В России же все становится излишне суровым.

Все что явно не разрешено, следует считать запрешенным. ЦБ оставляет простейший и , как правило, наиболее консервативный, вариант. Именно он доступен пониманию банковских сотрудников, работающих в совершенно разных по бизнес-модели, размеру и географическому расположению российских банках. Да и сотрудникам территориальных управлений Банка России, разбросанных по нашей необъятной родине, так работать проще. Последствия такой стратегии можно проиллюстрировать на конкретном примере.

Положение ЦБ № 387-П "О порядке расчета кредитными организациями величины рыночного риска" опирается на Базель-II. Из положения следует, что корпоративная облигация с рейтингом ниже инвестиционного формирует актив, взвешенный с учетом риска, равный 175-185% от ее балансовой стоимости. В то же время облигация с рейтингом равным и выше инвестиционного формирует соответствующий актив в 45-50%. Банковский акционер, радеющий об эффективном возврате на свой капитал, должен сделать вывод о том, что чистая маржа на бумагу неинвестиционного рейтинга должна в 3-4 раза превышать маржу на аналогичную бумагу, перешедшую через такую границу.

Но в России мало заемщиков инвестиционного рейтинга, нуждающихся в услугах средних или даже крупных российских банков. На практике получается, что для большинства эмитентов, чей рейтинг не доходит до заветной границы, стоимость заимствований должна существенно возрасти.

Возможно, красивым решением стала бы перекалибровка взвешиваний по риску по национальной рейтинговой шкале, но, к сожалению, документ ЦБ, созданный по образу и подобию инструкции для развитых рынков, этого не допускает.

Такую ситуацию еще можно считать терпимой, ЦБ может решить ее в рабочем порядке, но есть проблемы более серьезные, на уровне законов. Речь идет о противоречии норм, предусмотренных в "Базелях", российскому Гражданскому кодексу и законодательству о банкротстве.

Например, до сих пор не существует юридически чистого способа обеспечить деривативные требования иностранных банков к российским организациям (обеспечение любого вида теоретически может быть изъято в конкурсную массу по решению российского суда при банкротстве российской организации), а, значит, стремление иностранного контрагента заключать сделки со своим российским партнером будет весьма вялым. Для исправления такой ситуации нужно внести поправки в гражданский кодекс, разрешающие передавать обеспечение по сделкам на праве собственности, без обременений, но этого не происходит уже несколько лет. Даже многообещающий центральный контрагент не может преодолеть эту правовую коллизию. Как следствие, российский деривативный рынок продолжит свое изолированное существование: у нас свой центральный контрагент, а у них свой.

Развернувшаяся с 2011 года широкая работа по внедрению практики ликвидационного неттинга без возможности использовать обеспечение по факту обернулась всего лишь большей операционной нагрузкой на российские банки по предоставлению в Репозитарий информации о всех деривативных сделках. Это произошло в полном соответствии с Пунктом 18 вышеупомянутого коммюнике, призывающего страны "претворить в жизнь согласованные реформы рынка внебиржевых деривативов". Развитие деривативного рынка, необходимого для построения Международного финансового центра в Москве, на этом остановилось.

Насчет своевременности внедрения базельских стандартов в России у банкиров есть разные настроения. На мой взгляд, в краткосрочной перспективе проблема банковского рынка лежит в глубокой сегментации российского банковского сектора, избыточном количестве и невнятных бизнес-моделей малых банков, в кредитовании собственных акционеров.

А из приведенных выше примеров следует, что от внедрения новых стандартов пострадают, прежде всего, банки первого эшелона, пионеры более сложных бизнес-направлений: деривативной торговли, торговли ценными бумагами и объекты финансовой инфраструктуры.

Возможно, что последовательное внедрение новых стандартов в национальном регулировании - выигрышная стратегия в среднесрочной перспективе. Однако и российскую специфику следует учитывать. Не стоит, например, считать заведомо виновным банк, пытающийся оптимизировать управление капиталам, выбирая менее консервативную трактовку инструкции.

Надо помнить, что европейский надзор еще долго не будет смотреть на российские банки как на равные (с точки зрения кредитного риска). Частично внедренные элементы документов БКБН тут не помогут. И пока это так, банковский акционер уверенно идет по дороге вымощенной благими намерениями к снижению рентабельности капитала своих вложений.

Corporate Communications VTB Capital
IMPORTANT INFORMATION – TERMS OF ACCESS
FOR INFORMATION ONLY

The information and opinions contained within VTB Capital research reports are prepared by research analysts associated with JSC VTB Capital, VTB Capital plc and their non-U.S. affiliates (each such entity, a “VTB Group entity,” and all such entities collectively, the “VTB Group”). The information, analytic tools, and/or models referenced herein (and any reports or results derived from their use) are intended for informational purposes only. VTB Capital has no obligation to update this information and may cease provision of this information at any time and without notice. The information and opinions described herein may be based on VTB Capital research reports that have already been published and made available to research customers. Accordingly, members or clients of the VTB Group may have acted upon or used the information or conclusions contained in this research report, or the research or analysis on which they are based, before its publication.

NO OFFER, RECOMMENDATION, INDUCEMENT OR ADVICE

This material does not constitute nor is it intended as an offer, inducement, promotion or solicitation for the purchase or sale of securities, investments or other financial instruments. Neither the information contained in the report nor any future information made available with the subject matter contained in the report will form the basis of any contract. This material is not intended to constitute an investment recommendation as defined by Article 3(1) (35) of Regulation (EU) No 596/2014, and related rules and regulations (each as amended). VTB Capital is not acting as a fiduciary. VTB Capital does not provide, and has not provided, any investment advice or personal recommendation to you in relation to any transaction and/or any related securities described herein and is not responsible for providing or arranging for the provision of any general financial, strategic or specialist advice, including legal, regulatory, accounting, model auditing or taxation advice or services or any other services in relation to the transaction and/or any related securities described herein. Accordingly, VTB Capital is under no obligation to, and shall not, determine the suitability for you of any transaction described herein. You must determine, on your own behalf or through independent professional advice, the merits, terms, conditions and risks of any transaction described herein. Any reference to past performance of securities or other financial instruments is for informational purposes only and does not imply or indicate future results.

CONFLICTS OF INTEREST

VTB Group entities do and seek to do business with companies referenced in research reports. Thus, investors should be aware that the VTB Group may have a conflict of interest that could affect the objectivity of this research report. Disclosures on the companies referenced in this report can be obtained by accessing the following webpages:

Research disclosures webpage - http://research.vtbcapital.com/ServicePages/Disclosures.aspx.

Investment Recommendations disclosures webpage https://www.vtbcapital.com/about/information-disclosure/investment-recommendations/

NO LIABILITY

Whilst every care has been taken in preparing the reports, no research analyst, director, officer, employee, agent or adviser of any member of the VTB Group gives or makes any representation, warranty or undertaking, whether express or implied, and accepts no responsibility or liability as to the reliability, accuracy or completeness of the information set out in the reports. Any responsibility or liability for any information contained in the reports is expressly disclaimed. All information contained in the reports is subject to change at any time without notice. No member of the VTB Group has an obligation to update, modify or amend the reports or to otherwise notify a reader thereof in the event that any matter stated in the reports, or any opinion, projection, forecast or estimate set forth in the reports, changes or subsequently becomes inaccurate, or if research on the subject company is withdrawn.

In the United Kingdom, the reports are approved and/or communicated by VTB Capital plc, a bank authorised by the Prudential Regulation Authority and regulated by the Financial Conduct Authority and the Prudential Regulation Authority. The reports are intended for those persons that would be classified as eligible counterparties or professional clients under the Financial Conduct Authority’s Conduct of Business rules. The reports have been made publicly available, and as such, constitute an ‘acceptable minor non-monetary benefit’ pursuant to Article 12(2) Commission Delegated Directive (EU) 2017/593 (as implemented into United Kingdom domestic law and regulation following the United Kingdom’s departure from the European Union). The reports do not intend to communicate an invitation or inducement to engage in investment activity, and as such do not fall within the definition of a Financial Promotion as per s.21 of the Financial Services and Markets Act 2000 (FSMA), and related rules and regulations (each as amended).

Reports are distributed in the European Economic Area (EEA) by VTB Bank (Europe) SE, registered with the number HRB 12169 at the register of companies in Frankfurt am Main and authorised by the Bundesanstalt fur Finanzdienstleistungsaufsicht (Federal Financial Supervisory Authority), Graurheindorfer Strasse 108, 53117 Bonn, Marie-Curie-Strasse 24-28, 60439 Frankfurt am Main and the European Central Bank, Sonnemannstrasse 20, 60314 Frankfurt am Main to provide banking transactions and financial services. Reports are intended for those persons classified as Eligible Counterparties or Professional Clients pursuant to Directive 2014/65/EU. In the United States, these reports are intended for persons who are considered ‘institutional investors’ as defined by FINRA Rule 2210(a)(4).

In Singapore, the reports are distributed by VTB Capital plc to accredited investors, expert investors or institutional investors only (as defined in the applicable Singapore laws and regulations and are not intended to be distributed directly or indirectly to any other class of person). Recipients of these reports in Singapore are to contact VTB Capital plc, Singapore branch in respect of any matters arising from, or in connection with, this report. VTB Capital plc, Singapore branch is regulated by the Monetary Authority of Singapore.

In Hong Kong, the reports are distributed by VTB Capital Hong Kong Limited, a licensed corporation (CE Ref: AXF967) licensed by the Hong Kong Securities and Futures Commission to “professional investors” (as defined in the Hong Kong Securities and Futures Ordinance and its subsidiary legislation) only.

In Russia, the reports are approved and/or communicated by JSC VTB Capital, a professional securities market participant regulated by the Central Bank of Russia. VTB Capital is not providing either investment advice or individual investment recommendations to the recipients of the reports or any other persons either under Federal Law On Securities Market of 22.04.1996 No. 39-FZ (or related rules and regulations, each as amended) or otherwise. These reports are not advertising as defined in Russian legislation, but are information and analysis not having product promotion as their main purpose and do not provide appraisal within the meaning of the Russian legislation on appraisal activity. Research reports do not constitute a personalised investment recommendation as defined in Russian laws and regulations, are not addressed to a specific client, and are prepared without analysing the financial circumstances, investment profiles or risk profiles of clients.

THESE REPORTS ARE INTENDED FOR ELIGIBLE COUNTERPARTIES OR PROFESSIONAL INVESTORS AS DEFINED IN THE RESPECTIVE JURISDICTION.

The reports are being furnished to certain persons as permitted by applicable law, and accordingly may not be reproduced or circulated to any other person without the prior written consent of a member of the VTB Group. Unauthorised use or disclosure of the reports is strictly prohibited.

By clicking ‘Confirm’ you attest that you are either a professional investor or eligible counterparty and agree to our terms of access as described above. If you are not considered to be a professional investor or eligible counterparty, please click ‘Decline’ and you will be reverted back to the VTB Capital website.