Press about us

Interview by Dmitry Dmitriev , Global Head of Research at VTB Capital for Gazeta.ru

27 June 2016
Gazeta.ru
Ставка с перспективой роста

2013-02-08_VTBcap_port-043.jpg
 
Монетарная политика ЦБ принесет выгоду только в долгосрочной перспективе.

Изменение процентной или налоговой ставки не сможет привести к мгновенному экономическому росту. Центробанк продолжит сдерживать инфляционные ожидания, однако результаты не будут заметны быстро. О перспективах развития российской экономики «Газете.Ru» рассказал руководитель аналитического департамента ВТБ Капитал Дмитрий Дмитриев.


— Как вы оцениваете итоги размещения российских еврооблигаций и интерес инвесторов с востока?

— Я считаю, что размещение было достаточно успешным, спрос инвесторов на евробонды значительно превысил предложение. Кроме того, выпуск стал возможностью продемонстрировать работу российской инфраструктуры долгового рынка, т.к. был организован исключительно российскими финансовыми компаниями — «ВТБ Капитал» выступил единственным организатором выпуска, а клиринг был осуществлен через Национальный расчетный депозитарий. Можно назвать это размещение примером «импортозамещения» услуг на рынках капитала. Несмотря на то что мы надеемся продолжить сотрудничество с международными банками, иметь возможность независимо проводить размещения финансовых инструментов очень важно.

Для дальнейшего устойчивого развития российской экономики важно обеспечить диверсифицированность источников капитала, необходимо иметь возможность привлекать средства как на международном рынке — на западе, на востоке, так и на внутреннем.

Это позволит российскому финансовому рынку и экономике сохранять стабильность. В рамках размещения евробондов России удалось привлечь инвесторов со всех вышеперечисленных рынков, что, безусловно, является показателем успешности выпуска.

До недавнего времени восточные инвесторы не проявляли заметного интереса к российскому рынку, т.к. экономики стран этого региона быстро развивались и требовали инвестиций, поэтому необходимости искать другие возможности для инвестирования у них не было. Сейчас экономический рост в этом регионе замедляется и они рассматривают альтернативные рынки для вложения капитала, в том числе Россию. Им важно понять, какие инвестиционные возможности и проекты есть в России, и размещение евробондов РФ стало очередным шагом по привлечению восточных инвестиций на российский рынок.


— Насколько в России вообще есть потребность в привлечении средств? Дефицит ликвидности сейчас в стране — актуальная проблема?

— Российская экономика и банковский сектор закончили адаптацию к новой реальности, и дефицита ликвидности сейчас нет. Напротив, возможен некоторый избыток ликвидности в связи с пониженной активностью в сегменте кредитования, особенно валютного, при этом объемы сбережений растут.

Несмотря на то что в связи с изменением геополитического фона был риск дефицита валютной ликвидности, этого не произошло. Сейчас у банков достаточно много валюты, спрос населения также сократился.


— Своевременно ли сейчас проводить приватизацию?

— Любая приватизация, как правило, имеет несколько целей. Это не только пополнение бюджета, но и привлечение новых средств в экономику, синергетический эффект от взаимных потоков инвестиций и торговли, улучшение корпоративного управления компаний, привлечение новой экспертизы, доступ к новым технологиям.

Сейчас программа приватизации достаточно ограничена, выбранные компании хорошо известны инвесторам, и от их приватизации могут действительно выиграть и сами компании, и российская экономика.


— По поводу цен на нефть хотелось бы уточнить. Есть мнение в экспертных кругах и у наших чиновников, что снижается влияние этого фактора — цены на нефть — на российскую экономику. По вашей оценке, это действительно так?

— Если смотреть с чисто математической точки зрения, когда стоимость нефти падает и доходы от этой отрасли сокращаются, зависимость от нефтяного фактора также снижается. Но есть и определенные успехи в развитии других отраслей, в значительной степени помогла политика по адаптации банковской системы и экономики к новой рыночной реальности, которая проводилась правительством и ЦБ РФ.

Ряд отраслей, например компании-экспортеры, получили конкурентное преимущество из-за девальвации рубля, также политика импортозамещения расширила возможности развития российских компаний, ориентированных на внутренний рынок.


— А ситуацию в экономике вы назвали бы кризисной?

— Определенно нет, более того, мы видим, что на повестке дня сейчас обсуждение среднесрочных и долгосрочных экономических стратегий, а не вопросы, требующие немедленного решения. Конечно, в связи с изменением рыночной конъюнктуры необходимо принимать сложные решения в области денежной политики и в бюджетной сфере. Но сейчас и власти, и финансовые институты понимают, что необходимы изменения, и настроены на достаточно трудную и долгую работу в новых условиях.

Изменение каких-то отдельных параметров, например процентной или налоговой ставки, не сможет привести к мгновенному экономическому росту. Для последовательного роста экономики необходимы структурные реформы, развитие других отраслей, отличных от нефтяной.

Цель и концепция экономической политики сейчас не в том, чтобы держать высокую ключевую ставку, а в том, чтобы снижать инфляционные ожидания. В перспективе за счет снижения инфляции у бизнеса возникнет мотивация и желание вкладывать средства в долгосрочные проекты по приемлемой ставке, вырастет доверие к российской валюте и экономической политике. Конечно, внедрение такой модели долгосрочного экономического развития требует времени, и результаты не будут заметны быстро.


— Какими вы видите три главных риска для российской экономики в ближайшие три года?

— Один из ключевых рисков — волатильность цен на энергоресурсы, поэтому стабилизация стоимости нефти создаст правильные ожидания и позволит планировать на перспективу. Также есть существенный риск бюджетной политики. Процесс сокращения и перераспределения расходов всегда достаточно сложный в любой стране и экономике. Третий риск — общая геополитическая ситуация, которая создает напряженность и в экономической сфере.


— Каковы сейчас риски для мировой экономики? Низкие процентные ставки?

— Я согласен с тем, что последствия низких, иногда даже отрицательных процентных ставок пока полностью не изучены и труднопредсказуемы. Изначально они появились как ответ на кризис 2008–2009 годов, когда нужно было подстегнуть рост экономики в отдельных странах. Спустя восемь лет ставки по-прежнему растут медленно и пока не возвратились к докризисным уровням. Возможно, это новый структурный феномен в экономике, когда стоимость денег не увеличивается.

С точки зрения теории в этом нет ничего удивительного, потому что новая модель экономики, которая достаточно активно развивается на глобальных рынках, предполагает значимое дефляционное влияние на большие группы товаров и услуг.

Снижаются затраты на производство, оно становится более автоматизированным, менее энергоемким. Также помимо труда и материалов все более важным компонентом конечного продукта становятся знания, законы «производства» которых пока количественно не изучены. В перспективе данная модель экономики может привести к тому, что стоимость денег будет гораздо ниже, чем мы привыкли.

Source

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100