Press about us

Column by Neil MacKinnon, Global Macro Strategist at VTB Capital, for Vedomosti Online

28 August 2015
"Экспорт" проблем из Китая ухудшает перспективы и развивающихся, и развитых экономик

Экономические перспективы развивающихся стран сегодня выглядят, возможно, хуже, чем когда бы то ни было с кризиса 1997-1998 гг. Наиболее сильное влияние тот кризис оказал на страны Азии и Россию. Развитым экономикам в 2007-2008 гг. также пришлось пережить кризис, который в 2012 г. вылился в долговой и банковский кризис в еврозоне. Одним из его последних отголосков стали недавние проблемы в Греции. 

Последствия последнего кризиса ощущаются до сих пор, в том числе в виде низких темпов роста в ведущих экономически развитых странах. США удается поддерживать рост ВВП в лучшем случае на уровне тренда, т. е. около 2,5%, однако темпы роста инвестиций и производительности труда падают. Население США хотя и избавилось от части долгов, по-прежнему имеет высокий уровень задолженности, что - с учетом низких темпов роста зарплат - объясняет, почему американский потребитель в основном предпочитает откладывать, а не тратить деньги, сэкономленные благодаря резкому удешевлению нефти. Экономика еврозоны по-прежнему находится под гнетом жесткой бюджетной политики, а первые робкие признаки восстановления рискуют быть раздавлены укреплением евро и/или замедлением экономики Китая, что, в частности, может больно ударить по продажам европейских автопроизводителей. Поводом для разочарования стали и последние данные по росту ВВП Японии, что заставляет усомниться в эффективности не только реализуемых центробанком страны мер количественного смягчения, но и стратегии "абэномики" в целом. Правда заключается в том, что крупнейшие экономики не обладают достаточной силой для того, чтобы вернуть мировую экономику на траекторию устойчивого роста - несмотря на годы нулевых ставок и использования нетрадиционных методов монетарной политики, таких как денежное стимулирование. 

В ходе кризиса 2007-2008 гг. реанимировать мировую экономику помог Китай. Позднее многие страны девальвировали свои валюты относительно китайского юаня, что было своевременной мерой, позволившей им повысить конкурентоспособность на экспортных рынках. Но иногда одной девальвации оказывается недостаточно, и помимо нее необходимо наличие спроса. Китай обеспечивал его путем значительного смягчения фискальной политики, в частности увеличения инфраструктурных расходов. Это сопровождалось наращиванием импорта различных видов сырья, таких как нефть, сталь и т. д., что стало одной из главных причин бума на сырьевых рынках, от которого выиграли все производители сырья, включая страны Латинской Америки, ЮАР и Россию. 

Однако рано или поздно китайским бум должен был закончиться, а стремительный рост кредитования вызвал значительное ускорение инфляции и привел к образованию пузыря на китайском рынке недвижимости. Ужесточение монетарной политики принесло желаемый результат, устранив пузырь на рынке недвижимости, но при этом в полном объеме проявился негативный эффект от предыдущего потока избыточных и не всегда разумных инвестиций. Особенно большие средства в строительство недвижимости инвестировали власти китайских провинций. Теперь центральному правительству приходится оказывать им экстренную финансовую поддержку. Китайский бизнес тоже накопил большой объем долга, в том числе увеличив заимствования в американской валюте. Учитывая, насколько в странах с развивающейся экономикой вырос объем корпоративного долга, номинированного в долларах США, одна лишь угроза негативных последствий от ужесточения монетарной политики ФРС и укрепления доллара способна вызвать широкий кризис на развивающихся рынках. 

После многолетнего бума рост китайской экономики начал замедляться. Вслед за схлопыванием пузыря на рынке недвижимости недавно лопнул пузырь и на фондовом рынке КНР. Несмотря на усилия правительства по предотвращению дальнейшего обвала на рынке акций, стремительное сокращение инвесторами маржинальных позиций неумолимо сталкивает рынок вниз. Существует опасность, что ухудшение финансового положения вследствие обвала на фондовом рынке может привести к "жесткой посадке" экономики КНР и "экспорту" рецессии из Китая в глобальную экономику. Поскольку Китай является крупнейшим в мире импортером многих видов сырья, ситуация там уже привела к падению сырьевых котировок до многолетних минимумов. Исключение составляет золото, цены на которое демонстрируют тенденцию к восстановлению. Однако суперцикл на сырьевом рынке, сопровождавший период активного экономического роста, уже завершен, и неудивительно, что валюты развивающихся стран - производителей сырья сегодня испытывают чрезвычайное давление. 

Давление на развивающиеся валютные рынки усугубило решение китайских властей девальвировать юань примерно на 4%, объявленное 11 августа. В масштабе общего положения дел такую девальвацию нельзя назвать особенно значительной, но она может быть началом среднесрочного тренда к ослаблению китайской валюты. Отчасти это решение стало ответом на отток капитала из китайской экономики, достигающий $75 млрд за квартал. Если бы девальвации не произошло, то в рамках режима привязки обменного курса национальной валюты к доллару Народный банк Китая должен был бы осуществлять покупку юаня, но это уменьшает внутреннее предложение, что, в свою очередь, замедляет рост номинального ВВП. Здесь, правда, перед китайскими властями возникает дилемма: если допустить слишком сильное колебание обменного курса, то отток капитала может усилиться, что приведет к образованию дефицита ликвидности на внутреннем денежном рынке. 

С дилеммой сталкивается не только Китай. Рынки ожидали, что ФРС США решит повысить целевой диапазон ставки по федеральным фондам на следующем заседании 16-17 сентября. Но события в Китае повлияли и на фондовый рынок США. Котировки американских акций долго держались на исторических максимумах, совершенно не подкрепленных фундаментальными макроэкономическими показателями, и коррекция напрашивалась. Однако акции в США дорожали исключительно благодаря ультрамягкой монетарной политике ФРС, поощрявшей принятие высоких рисков и накопление чрезмерной долговой нагрузки. ФРС, таким образом, раздула очередной пузырь, который теперь лопается. Это значит, что регулятор загнал себя в ловушку и уже не в состоянии нормализовать монетарную политику. Некоторые инвесторы, конечно, считают "вечные" нулевые ставки подарком судьбы, дающим возможность непрерывно играть на повышение, но немало экспертов рассматривают текущую ситуацию медленного экономического роста и дефляции как свидетельство неэффективности финансовой системы и монетарной политики США. 

Другие видят в падении валют и акций развивающихся рынков возможность для выгодной покупки подешевевших активов. В этом есть доля истины, однако, как гласит старая поговорка, "дешевое может стать еще дешевле". Прогнозы на ближайшую перспективу ничего хорошего не обещают, а могут еще и ухудшиться. Многое будет зависеть от того, появятся ли признаки стабилизации в китайской экономике. Об этом судить пока рано, однако с уверенностью можно сказать одно: развивающиеся рынки никуда не денутся, ведь на них уже приходится 50% мировой экономики. Независимо от краткосрочных колебаний и нестабильности центр тяжести мировой экономики постепенно смещается с Запада на Восток, и последние события лишь ускорят изменения в международной валютной системе. От привязки валютных курсов к доллару придется отказаться. Это позволит центробанкам развивающихся стран проводить независимую монетарную политику, направленную на достижение внутренних экономических целей, нейтрализуя негативные последствия волатильности потоков капитала. Поэтому, даже если ближайшее будущее и не выглядит особенно безоблачным, в более отдаленной перспективе нас вполне могут ждать хорошие новости. 

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов. 

http://www.vedomosti.ru/economics/blogs/2015/08/28/606675-eksport-problem-kitaya-uhudshaet-razvivayuschihsya-razvitih

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100