Press about us

Interview by Mikhail Anisimov, Co-Head of Complex transactions at VTB Capital, for National Banking Journal

11 November 2014

Ограничение привлечения средств российскими компаниями на внешних рынках капитала дает о себе знать. Однако, по мнению экспертов, ситуация не критична: дефицит внешних источников заимствований можно компенсировать за счет механизмов привлечения средств на внутреннем рынке. О том, как банки работают в текущих условиях и когда ситуация может скорректироваться, рассказал в интервью NBJ Со-Руководитель Управления структурных транзакций ВТБ Капитал Михаил Анисимов.

NBJ: Михаил, насколько мы можем видеть, условия фондирования деятельности российских банков резко изменились за последние девять месяцев, а для некоторых участников нашего рынка оказалась под вопросом сама возможность привлекать средства на внешних рынках капитала. Насколько серьезны произошедшие перемены и как они сказываются на активности российских финансово-кредитных организаций?

М. Анисимов: Заимствования на рынках капитала ограничили сроком до 30 дней, поэтому доступным осталось только 
краткосрочное финансирование. Ситуацию усугубляет следующее: сейчас глобальные игроки международного рынка с осторожностью подходят к организации долговых размещений для российских эмитентов. Им необходимо проводить такие транзакции в соответствии с поправками к законодательству, несоблюдение которых может повлечь за собой значительные штрафы. В результате процедура размещения на внешних рынках для российских заемщиков на данный момент осложнена.

NBJ: Разве все безнадежно?

М. Анисимов: Существуют альтернативы. Рефинансировать долги все равно придется, соответственно, необходимо 
найти источники, которые заменят средства американских и европейских инвесторов. Таких источников, на мой взгляд, на сегодняшний день минимум три: во-первых, долларовые средства на руках у населения, во-вторых, доллары, составляющие золотовалютные резервы Банка России, и, наконец, средства Фонда национального благосостояния, которые также входят в золотовалютные резервы, но управляется Фонд правительством РФ.

NBJ: Наверное, каждый из перечисленных источников имеет свои плюсы и минусы?

М. Анисимов: Совершенно верно. Если говорить о средствах на руках у населения, то в нынешней ситуации люди не слишком активно несут иностранную валюту в банки для размещения на депозитных счетах. В основном предпочтение отдается либо размещению этих средств в сейфовых ячейках, либо переводу на собственный счет в иностранной кредитной организации. В любом случае банкам требуется существенно поднять ставки, чтобы рассчитывать на этот источник рефинансирования.

NBJ: А на рефинансирование из двух других?

М. Анисимов: Другие источники обладают большим потенциалом, но необходимо продумать, каким должен быть юридический механизм, чтобы эти средства можно было использовать для рефинансирования долгов российских банков и корпораций. Самый простой вариант - покупка рублей на "споте" и аккумулирование наличных средств для предстоящих погашений. Это приводит к изменению валютной позиции корпораций и делает их уязвимыми, например, для гипотетического резкого укрепления рубля. 
Несколько более сложный механизм - использовать валютный своп: приобретать доллары с поставкой сегодня и дальнейшей продажей в течение определенного периода, который может варьироваться от одного дня до нескольких лет. Плюсы этого варианта в том, что давления на валютный курс подобные операции не оказывают и структура валютных пассивов компании не претерпевает серьезных изменений.

NBJ: Можно в качестве дополнительного варианта попросить банк предоставить компании, готовящейся к выплатам по своим валютным обязательствам, кредит, номинированный в валюте?

М. Анисимов: Теоретически да, но банки сейчас неохотно расстаются с валютой. В любом случае при реализации каждого из вышеперечисленных вариантов важную роль играет Центральный банк, так как именно он является наиболее оперативным крупным поставщиком долларовой ликвидности на наш валютный рынок.

NBJ: Тогда неизбежно возникает следующий вопрос: достаточно ли средств у Банка России и в Фонде национального благосостояния, чтобы удовлетворить спрос на валюту со стороны отечественных компаний и банков, причем не на разовой основе, а в среднесрочной перспективе?

М. Анисимов: В долгосрочной перспективе ситуация с валютным курсом выглядит более позитивно. 
Сейчас у корпоративных заемщиков наблюдается серьезная асимметрия исходов. Поясню. Теоретически заемщик всегда стоит перед выбором: сделать все возможное, чтобы выполнить свои долговые обязательства, или объявить дефолт. Если он настроен на первый вариант и аккумулирует валюту для погашения внешних заимствований заблаговременно, то несет дополнительные операционные издержки. Его маржа, соответственно, несколько снижается. Данные издержки менее болезненны для бизнеса компании, чем объявление дефолта, который означает и потерю деловой репутации, и сложности в привлечении нового финансирования. Поэтому нет ничего удивительного в стремлении российских компаний как можно быстрее создать "подушку безопасности".

NBJ: По принципу "соломки подстелить"?

М. Анисимов: В какой-то степени. И данный процесс идет сейчас даже слишком активно, вследствие чего реальный спрос на доллары существенно превышает объективные потребности компаний. Когда они адаптируются к сложившейся ситуации и если будут использовать все перечисленные источники рефинансирования, спрос снизится. Заемщики аккумулируют необходимые средства, и мы увидим определенное уменьшение активности в сегменте конверсионных операций.

NBJ: А каковы Ваши оценки потребностей российских компаний в рефинансировании с точки зрения обслуживания внешней задолженности?

М. Анисимов: Если говорить о краткосрочной перспективе, то речь идет о сумме близкой к 10 млрд долларов. Точную цифру назвать практически невозможно, потому что некоторые компании продлевают синдицированные кредиты и продолжают пользоваться иными непубличными источниками рефинансирования. Если история сотрудничества была долгосрочной и успешной, то западные банки его не прекращают.

NBJ: Итак, какие механизмы рефинансирования доступны российским компаниям на сегодняшний день?

М. Анисимов: Во-первых, краткосрочный валютный своп. Еще механизмы, которые сейчас разрабатываются: среднесрочный своп, механизм валютного РЕПО, депозитные долларовые аукционы Минфина. 
Альтернативным может стать механизм рефинансирования кредитов по аналогии с тем, который предусматривается Положением № 312-П. Кредит конечному заемщику при этом выступает в качестве обеспечения, и под него регулятор выдает банку заем, номинированный в долларах.

NBJ: Такой механизм уже существует. Зачем его разрабатывать?

М. Анисимов: Существует, но пока он предусматривает только предоставление рублевой ликвидности. Думаю, что технически возможно проводить те же операции в иностранной валюте.

NBJ: А все ли так однозначно, когда речь идет о возможности привлечения средств на внешних рынках капитала? Американские и европейские банки и компании больше не горят желанием предоставлять участникам нашего рынка фондирование, но есть же другие игроки, которые не рассматривают введенные против России санкции как руководство к действию.

М. Анисимов: Сейчас мы видим тенденцию к укреплению экономических и торговых отношений с Китаем, и на этом фоне валютные свопы между Народным банком Китая и Банком России становятся реальностью. В рамках данных транзакций центральные банки предоставляют друг другу денежные средства в национальной валюте. Далее эти денежные средства транслируются экономическим агентам через системы коммерческих банков. Таким образом, у участников ВЭД появляется возможность рассчитываться друг с другом в рублях и юанях, например, за поставки продукции. Эта практика активно претворяется в жизнь НБК во многих странах. Также китайские институты развития могут предоставлять двухсторонние кредиты российским банкам для развития двухсторонней торговли между Россией и Китаем.

NBJ: Тут есть минус - китайский юань не является свободно конвертируемой валютой.

М. Анисимов: Тем не менее такие свопы и кредиты позволят банкам получить ликвидность в иностранной валюте, необходимую для внешнеторговых операций со странами Юго-Восточной Азии, которые демонстрируют высокую долю использования юаня при расчетах, и тем самым снизить потребность в использовании свободно конвертируемой валюты.

NBJ: Правильно ли я понимаю: слухи о том, что нас ждут массовые корпоративные дефолты по внешним долгам, несколько преувеличены?

М. Анисимов: Потенциальное количество таких дефолтов, безусловно, преувеличено. Во-первых, у правительства есть необходимые ресурсы, чтобы помочь компаниям и банкам с рефинансированием их внешних заимствований. Во-вторых, сейчас планируется разработка нормативной базы, позволяющей как привлекать кредитные ресурсы из резервов ЦБ и ФНБ, так и обеспечивать сохранность и возвратность данных средств. 
Стоит отметить, что необходимым фактором для успешной трансляции кредитных ресурсов от ЦБ и ФНБ в банковскую систему является обеспечение ее надлежащей капитализации.

NBJ: А по капиталу, как говорят многие эксперты, большинство наших банков уперлись в потолок.

М. Анисимов: Есть ряд инструментов, которые могут скорректировать это. Например, недавно Минфин поддержал идею разрешить НПФ покупать субординированные долги российских банков. Также остаются возможности для привлечения капитала второго уровня в виде субординированных займов у иностранных инвесторов не из ЕС и США.

NBJ: Многие аналитики - как наши, так и западные - говорят о том, что режим санкций недолговечен, поскольку не выгоден никому. Предположим, он в течение полугода-года будет либо отменен, либо существенно смягчен. Что произойдет дальше?

М. Анисимов: В перспективе 9-12 месяцев мы ожидаем, что спрос на внутренние источники фондирования будет оправдан. На эти обстоятельства реагируют и кривые доходности по евро-облигациям (наблюдается "уплощение" кривых), которые демонстрируют, что в краткосрочной перспективе на рынке будет ограничена ликвидность, а в среднесрочной и долгосрочной перспективе произойдет нормализация ситуации.

NBJ: А если вера инвесторов и аналитиков в счастливый конец не оправдается?

М. Анисимов: В таком случае ЦБ и правительство будут поддерживать системно значимые компании и банки.

NBJ: Давайте вернемся к ситуации на банковском рынке. Банки, как Вы справедливо подчеркнули, испытывают проблемы с пополнением капитала, наверняка есть и финансово-кредитные организации, страдающие от дефицита ликвидности. Возможно, на фоне нынешней сложной ситуации ЦБ следовало бы смягчить надзорные и регуляторные требования к своим подопечным?

М. Анисимов: Надо отметить, что ЦБ плотно работает с Базельским комитетом, и текущая ситуация, насколько я могу судить, никак не повлияла на это сотрудничество. Центральный банк последовательно внедряет стратегию унификации системы банковского регулирования в соответствии с рекомендациями Базельского комитета, поэтому в ближайшей перспективе мы не ожидаем послабления нормативов и изменения коэффициентов, применяемых для расчета величины активов, взвешенных с учетом риска (risk weighted assets, RWA). В дальнейшем это будет способствовать существенному снижению ставок привлечения кредитных ресурсов и капитала.

NBJ: Но, наверное, это сурово по отношению к банкам.

М. Анисимов: Как я уже сказал, есть другие способы повышения капитализации банков: не пересмотр нормативов, а использование различных механизмов явной докапитализации. Конечно, мы должны отдавать себе отчет в том, что в этом случае в краткосрочной перспективе правительство станет кредитором (капитализатором) последней инстанции. Сейчас мы по принципу "бритвы Оккама" отсекаем все неработающие варианты и оставляем только те, которые способны срабатывать быстро, четко и эффективно.

NBJ: Правильно ли я понимаю, что на повестке дня снова может оказаться вопрос об огосударствлении банковской системы?

М. Анисимов: Вопрос не в намерениях государства, а в том, какой стратегии придерживались банк или компания до возникновения нынешней ситуации. Если они полагались преимущественно на внешние заимствования, то нет иного выхода, кроме как обратиться за фондированием к Банку России, предоставив при этом в качестве обеспечения свои активы.

NBJ: И тут мы вплотную подходим к вопросу о необходимости пересмотра кредитными организациями своих стратегий и бизнес-моделей?

М. Анисимов: Банкам приходится вносить коррективы в модели стресс-тестирования, так как появились новые факторы риска. С другой стороны, нельзя сказать, что российские финансово-кредитные организации впервые столкнулись с таким явлением, как недоступность внешних рынков капитала. Например, в конце 2011 года мы наблюдали аналогичную ситуацию, только она была вызвана волной неприятия риска (risk aversion). 
Этот сценарий всегда учитывается, подобные настроения обычно могут существовать на протяжении трех-пяти месяцев.

NBJ: Есть еще одна весьма популярная тема: если внешнеполитический кризис продолжит углубляться, Россию могут отключить от SWIFT. 
М. Анисимов: SWIFT выпустила на этот счет опровержение, поэтому, на мой взгляд, риск отключения России от данной системы маловероятен.

NBJ: Казалось бы, нашим компаниям открыт путь в Юго-Восточную Азию, но эксперты говорят, что здесь все не так безоблачно. Например, тормозящее влияние оказывает разница в менталитетах, в традициях, в подходах к бизнесу…

М. Анисимов: Период адаптации потребуется обеим сторонам. Мы, например, давно и успешно работаем на азиатских рынках. Только в этом году ВТБ Капитал принял участие в четырех сделках на рынках долгового капитала для крупнейших китайских компаний, лидеров в своей отрасли.

NBJ: Правильно ли я понимаю, в Китае действует тот же механизм, что у нас: "дочки" иностранных банков регистрируются как китайские юридические лица, получают лицензию от НБК и подают отчетность китайскому банковскому регулятору?

М. Анисимов: Локальные "дочки" российских компаний подают две формы отчетности - в Комиссию по регулированию банковской деятельности Китая и в ЦБ РФ. В КНР многоступенчатая система получения лицензии: дочерняя организация должна безубыточно функционировать два года, только после этого она имеет право подать заявку на получение расширенной банковской лицензии и т.д. Для получения лицензии следующего уровня, организации необходимо последовательно выполнять различные регуляторные требования НБК в течение установленного периода. Они касаются построения ИT-систем определенного уровня, обеспечения нормативных требований в области валютного контроля, найма компетентного персонала по управлению рисками, многоступенчатого процесса увеличения уставного капитала.

NBJ: У нас такого явно нет…

М. Анисимов: Процесс получения банковской лицензии в России прозрачен и понятен. Повышая инвестиционную привлекательность, РФ становится единственной страной БРИК, которая не накладывает ограничения на капитальные операции.

http://www.nbj.ru/publs/banki-i-biznes/2014/11/11/al-ternativnye-vozmozhnosti-razvitija-rossiiskix-kompanii-na-novyx-rynkax/index.html

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100