Press about us

Column by Neil MacKinnon, Global Macro Strategist at VTB Capital, for RIA Novosti/PRIME

31 March 2014

Судя по недавним сообщениям СМИ, ЕЦБ рассматривает ряд возможных шагов, чтобы стимулировать восстановление экономики. МВФ, в свою очередь, предупредил о риске дефляции в еврозоне, который может подтолкнуть ЕЦБ к тому, чтобы более оперативно скорректировать свою политику. К тому же темпы роста предложения денежной массы в странах валютного альянса остаются низкими, а объем кредитования частного сектора вообще сокращается на 2% ежегодно. Стоит напомнить, что кризис 2010 года, разгоревшийся на фоне опасений, связанных с бюджетной политикой Греции, охватил как рынок долга, так и банковскую систему.
 
Тогда, в 2010 году, увеличился размер и частного, и государственного долга, но поскольку доля долговых обязательств на балансе банков была высокой, в связи с развитием кризиса банки были вынуждены обратиться за помощью к ЕЦБ, а в некоторых случаях (как в Ирландии) – за антикризисной поддержкой к своему правительству. С тех пор банки должны были постоянно снижать свою долговую нагрузку, то есть сокращать объем трансграничных долговых обязательств. Это сокращение оказалось настолько значительным, что послужило одной из причин мирового кредитного кризиса.
 
Банки еврозоны увеличили объем своих международных операций. Возможно, это было сделано в не совсем продуманной форме, потому что в результате потребность банков в финансировании зарубежных операций вылилась в необходимость привлекать долларовое фондирование. В итоге банки оказались уязвимыми к дефициту предложения долларов, что в конечном итоге вынудило ФРС США предоставить банкам неограниченный объем долларовых валютных свопов. В дополнение ко всему, в связи с новым порядком регулирования банки были вынуждены повышать свои нормативы по капиталу и ликвидности, чтобы стать менее чувствительными к потенциальным стрессам. Это только усилило давление, связанное с процессом снижения долгового уровня, поскольку банки стремились расчистить свои балансы, особенно в преддверии проводимой ЕЦБ проверки качества активов. Банки также выплачивали задолженности по кредитам от ЕЦБ, опасаясь, что их отнесут к разряду слабых и уязвимых. Примечательно, что выплата по кредитам ЕЦБ имела «побочный» эффект в виде уменьшения баланса ЕЦБ, в то время как балансы ФРС, Банка Англии, Банка Японии и Швейцарского национального банка, напротив, расширялись.
 
Проблемы, стоящие перед банками, масштабны, поэтому на определенном этапе им придется использовать такие инструменты как реструктуризация и рекапитализация, хотя бы частично. Формирование банковского союза происходит медленно, особенно в связи с сопротивлением Германии тому, чтобы будущее спасение банков производилось за ее счет. Однако очевидно, что восстановление в еврозоне задерживает именно банковская система. Корпоративный сектор еврозоны сильно зависит от банковского финансирования, тогда как в США компании больше полагаются на фондовый рынок. Это автоматически подразумевает, что любые инициативы ЕЦБ в области монетарной политики должны в первую очередь учитывать интересы банков. Отрицательные ставки по депозитам не помогут, поскольку убытки по процентным доходам банки просто переложат на плечи своих клиентов. Право ЕЦБ на полномасштабное количественное смягчение юридически не прописано и, по-видимому, действия европейского регулятора попадают в «серую» зону, хотя он может купить ряд активов частного сектора или ценные бумаги, обеспеченные «плохими» банковскими кредитами. Кроме того, для противодействия укреплению евро ЕЦБ может купить казначейские облигации США. Как бы там ни было, для того, чтобы сдвинуться с мертвой точки в вопросе банковского кредитования, ЕЦБ может прибегнуть к схеме funding for lending («фондирование в обмен на кредитование»); Банк Англии и Банк Японии уже применяли эту схему, но с разной степенью успешности. Простых ответов, похоже, не существует.

http://1prime.ru/commentary/20140331/781648598.html

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100