Press about us

Column by Neil MacKinnon, Global Macro Strategist at VTB Capital, for RIA Novosti/PRIME

26 February 2014
Есть надежда на то, что отступление холодов вернет экономическую активность США в норму

Есть надежда, что, как только температурный фон на территории США вернется к норме, экономическая активность и уровень потребления в стране тоже восстановятся. Текущие темпы роста реального ВВП США в годовом выражении оцениваются в 1.5-2.0%, но более актуален сейчас вопрос, какого уровня они достигнут в долгосрочной перспективе. Эксперты ОЭСР предупреждают об угрозе скатывания американской экономики в "колею" медленного роста, а "производственные пессимисты" утверждают, что последствием финансового кризиса стало устойчивое снижение производственного потенциала. Главным апологетом мнения о неминуемости низких темпов роста экономики является профессор Северо-Западного университета (Northwestern University) Роберт Гордон, который ставит под сомнение тезис о том, что экономический рост - это постоянный процесс, который будет продолжаться вечно. По мнению Гордона, вполне может оказаться, что экономический скачок последних 250 лет - это уникальный случай в истории человечества. В своих исследованиях Гордон ссылается на показатели экономики США и тот скачок роста, который наблюдался в период с 1928 по 1950 годы. В работе под названием Is US Economic Growth Over? Faltering Innovation Confronts The Six Headwinds ("Закончен ли экономический рост? Шесть препятствий для инновационного развития") ученый утверждает, что продолжению процесса инновационного развития препятствует снижение доходности.

По расчетам профессора Гордона, для того, чтобы доходы на душу населения выросли вдвое, может потребоваться столетие. В 1972-1996 годах в экономике США наступили "мрачные времена" медленного роста производительности; впоследствии этот рост подстегнуло изобретение "всемирной паутины", но только на восемь лет - с 1996 по 2004 год. С тех пор никаких новых прорывов, сопоставимых с появлением интернета, в мире не произошло. И в целом, как считает Гордон, цифровая революция имеет гораздо меньшую значимость по сравнению с главными завоеваниями второй промышленной революции конца XIX века. В период с 2004 по 2012 рост производительности труда в США вновь замедлился, причем практически до того же уровня, на котором он находился в 1972-1996 (1.3% в год). Гордон также отмечает основные проблемы, препятствующие более быстрому росту американской экономики: демография, образование, неравенство, глобализация, вопросы энергопотребления и экологии, а также большой объем долгов, накопленных населением и правительством.

В демографическом плане Америка сейчас движется назад. Бэби-бумеры выходят на пенсию, а положительный эффект снижения безработицы полностью перечеркивается уменьшением коэффициента вовлеченности трудоспособного населения. (Справедливости ради отметим, что, согласно имеющимся данным, бэби-бумеры имеют тенденцию уходить на пенсию позже, а уменьшение коэффициента вовлеченности в основном наблюдается среди более молодых возрастных групп, где это носит не постоянный, а временный характер и связано с обучением.) И хотя рождаемость в США сейчас находится на рекордно низком уровне, коэффициент рождаемости в действительности растет, что в конечном счете может привести и к увеличению рождаемости в целом. Это уже происходит в Великобритании. Решать демографическую проблему Гордон рекомендует путем повышения пенсионного возраста и его индексации в соответствии с продолжительностью жизни, а также путем увеличения иммиграционных квот.

По оценкам Гордона, доля населения США, имеющего среднее и высшее образование, достигла своего максимума 20 лет назад и с тех пор держится на более или менее стабильном уровне. По количеству людей с высшим образованием (в процентном отношении), Америка в мировом рейтинге постепенно опускается на все более и более низкие строчки. По мнению профессора Гордона, самый важный количественный фактор, сдерживающий повышение будущей прибыли, - растущее неравенство. В период с 1993 по 2008 средние темпы роста реальных доходов домохозяйств составляли 1.3% в год, однако для 99% населения (то есть практически для всего населения за вычетом 1% самых богатых людей) данный показатель равнялся всего 0.75%.

Оправдаются ли пессимистические ожидания профессора Гордона в отношении роста - пока неизвестно. История мировой экономики строится на технологических инновациях, которые повышают производительность труда и уровень жизни. Мальтузианская теория оказалась ошибочной. Однако некоторые видные экономисты, такие как бывший министр финансов США Ларри Саммерс, поддерживают идею "векового застоя" - по их мнению, существует хронический дефицит спроса; чтобы повысить этот спрос, требуется целенаправленно наращивать бюджетные расходы. Другие - "производственные пессимисты", - как мы уже отмечали, утверждают, что финансовый кризис приводит к устойчивому снижению производственного потенциала.

Некоторые исследователи считают, что проблема может заключаться в самой экономической политике. В последние несколько лет основой монетарной политики крупных экономик являлось сохранение нулевых процентных ставок и количественное смягчение. Можно ли сказать, что такая политика способствовала лишь закреплению кредитного цикла, который привел к надуванию пузырей на рынке финансовых активов? Мы уверены, что во всяком случае с наращиванием долгосрочного производственного потенциала цикл "бум - спад" имеет мало общего.

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100